Философы от мира сего Роберт Хайлбронер

У нас вы можете скачать книгу Философы от мира сего Роберт Хайлбронер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Из нее вы узнаете, как: Эффективная организация, качественное исполнение и оптимизация хранения товаров значительно сокращают логистические затраты. Процесс хранения в контексте настоящей книги включает субпроцессы и операци.. Монография посвящена исследованию особенностей трансформации российской экономики, связанной с переходом к инновационному типу экономического развития. Большое внимание при этом уделяется теоретическо.. Философы от мира сего В закладки Автор: Деловая литература , Экономика Язык: Читать Скачать книгу в форматах: Отзывы 0 В закладки Скачать Читать.

Сотрудники на всю жизнь. Уроки лояльности от Southwest Airlines Автор: Деловая литература, О бизнесе популярно Год: Источники новых клиентов для бизнеса Автор: Николай Сергеевич Мрочковский,Андрей Парабеллум,Владимир Калаев Книга содержит практические способы привлечения новых клиентов для бизнеса из социальных сетей. Антиуправление бизнесом, или Как не разрушить бизнес, улучшая его качество Автор: Дмитрий Маслов,Александр Шестаков Многие говорят, что качество в современном бизнесе — это залог конкурентоспособности.

Деловая литература, Маркетинг, PR, реклама Год: Антиуправление бизнесом, или Как не разрушить бизнес, улучшая его качество Дмитрий Маслов,Александр Шестаков. Конец философии от мира сего? Ни одно из моих предложений не было выдающимся.

Когда принесли салат, я понял: Но Варнса было не так-то просто сбить с толку. Так я нашел свой предмет — это стало ясно нам. Находя время между написанием текстов для разных журналов и учебой, я произвел на свет первые три главы и не без опаски показал их профессору Лоу.

Когда книга была уже готова, возникла необходимость как-то ее назвать. Пока я мучился со1 мнениями, состоялся второй судьбоносный обед, на этот раз с Фредериком Льюисом Алленом. К счастью, название осталось прежним. Зашедший в книжную лавку своего колледжа студент желал найти одну книгу. Утверждается, что книга заставила тысячи ни о чем не подозревавших жертв выбрать для изучения курс экономики.

Я не готов взять на себя ответственность за все причиненные им страдания, но был чрезвычайно рад слышать от многих экономистов, что именно моя книга впервые возбудила в них интерес к предмету их нынешнего увлечения.

Новое издание отличается от всех предыдущих по двум параметрам. Сами по себе эти изменения довольно несущественны и, скорее всего, будут замечены лишь специалистами.

Их значение не настолько велико, чтобы потребовать нового издания. А вот другое изменение очень и очень важно. До недавних пор я даже не задумывался о подобном подходе к предмету. По ходу нашего рассказа речь не один раз будет заходить о роли мировоззрения отдельных людей, но только добравшись до последней главы, мы сможем как следует обсудить актуальность такого подхода для нашего времени. В связи с чем я хотел бы сделать последнее замечание. Вопросительный знак указывает на то, что речь не идет о мрачном прогнозе, но также и гарантирует, что изменений в характере предмета нашего изучения не избежать.

О возможных вариантах подобных изменений мы поговорим в заключительной части книги, о чем я здесь упоминаю вовсе не для того, чтобы разжечь интерес читателя.

Дело в том, что лишь в конце пути, иными словами, сегодня, эти изменения оказывают существенное влияния на предмет и значение экономической мысли как таковой.

Но не будем забегать вперед. И то и другое для меня одинаково ценно. Введение Э та книга посвящена горстке людей, слава которых странного рода. Часть из них достигла определенной известности, но никто не стал национальным героем; некоторые подвергались открытым нападкам, но ни один не считался врагом государства. Мало кто из них пошевелил ради этого хоть пальцем; в основном они были учеными и работали тихо и неприметно, вряд ли интересуясь мнением окружающих о себе.

Кем были эти люди? Но, как это ни странно, о них самих мы знаем очень мало. Подобное мнение ужасно далеко от истины. Человек, думающий, будто изучение экономики — удел профессоров, забывает, что именно она посылала людей на баррикады. Нет, экономисты вели исследование, увлекательнее — и опаснее — которого мир вряд ли видел. Теории великих экономистов потрясали мир — а их ошибки оказывались для него гибельными.

Идеи экономистов и политических мыслителей - и когда они правы, и когда ошибаются — имеют гораздо большее значение, чем принято думать, - писал лорд Кейнс, сам великий экономист. Безумцы, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба, из -влекают свои сумасбродные идеи из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. По-настоящему выдающиеся экономисты не были учеными педантами. Предметом своего изучения они считали целый мир и пытались уловить самые разные его настроения, рисуя его злым, отчаянным, надеющимся.

Более необычную группу, участники которой меньше походили бы на тех, кому суждено изменить мир, трудно себе представить. Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, - прим. Здесь и далее русский перевод цитируется по изданию: Общая теория занятости, процента и денег.

Некоторые из них были интереснейшими людьми, другие — занудами; одни обладали редким обаянием, а кого-то с трудом можно было выносить.

Взгляды этих людей на окружающий мир различались чуть ли не сильнее, чем общественное положение — более пеструю группу мыслителей надо еще поискать. Тот, кто был очень богат, настаивал на уничтожении богатых как класса; другой — довольно бедный — осуждал благотворительность. Некоторые из них говорили, что наш мир, несмотря на все его недостатки, — лучший из всех возможных; другие посвятили свою жизнь доказательству обратного.

Все они писали книги, но библиотека из них получилась бы весьма необычная. Каждый был глубоко увлечен поведением человека, сначала создававшего материальное богатство, а потом готового за частичку его вцепиться в глотку соседу.

Да уж, кажется, что речь идет о слепой вере — и только! То, что раньше выглядело всего лишь будничным или хаотичным миром, на поверку оказалось упорядоченным обществом с вполне осмысленной историей.

Поиск именно такого порядка и такой осмысленности лежит в сердце экономической науки. Мы не станем читать цикл лекций о принципах науки, а отправимся в путешествие по влиявшим на нашу историю идеям. Одновременно мы познакомимся и с самими великими экономистами; дело не только в том, что зачастую мы будем иметь дело с яркими фигурами, — просто на очень многих идеях хорошо заметен глубокий отпечаток личности их авторов.

Было бы весьма удобно начать с первого из великих — Адама Смита. Почему же мы не знаем ни одного экономиста? Главным образом, мы будем говорить о людях, живших в течение последних трех столетий. Экономическая революция С тоило человеку слезть с дерева, как перед ним — не индивидом, а членом социальной группы — встала проблема выживания. С одной стороны, человечество существует и по сей день, а значит, он достиг успеха при решении этой проблемы.

С другой — постоянное присутствие нищеты и страданий даже в самых богатых странах заставляет предположить, что найденное решение было неполным. Но вряд ли человека стоит судить слишком строго за то, что он не смог построить рай на земле. Возможно, мы выжили лишь по одной причине: И если физически он относительно слаб и ищет взаимодействия с другими, то внутренний импульс постоянно толкает человека к нарушению партнерских отношений.

В обществах развитых не хватает именно этого осязаемого влияния среды, или сети общественных обязательств. Vintage, , p. Сохранность общества можно обеспечить, связав его существование с набором традиций, когда каждое следующее поколение решает разнообразные бытовые проблемы также, как это делали их отцы, — так формируется преемственность.

Схожим образом, до недавних пор в Индии некоторые профессии закреплялись за людьми из определенных каст; на самом деле в большинстве стран со слабо развитой промышленностью социальные обязанности человека известны уже при его рождении. Есть и иной способ решения проблемы. Modern Library, , p. Экономистам пришлось ждать до тех пор, пока не был изобретен третий способ борьбы за выживание.

Именно манящая выгода, а не бремя традиции или кнут властителя заставляют большинство людей заниматься тем или иным делом при рыночной системе.