Сергей джевага легенды безымянного мира 5 книга

У нас вы можете скачать книгу сергей джевага легенды безымянного мира 5 книга в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Попытался вспомнить, сколько дней прошло по внутреннему времени волшебной поляны с момента начала обучения гномов, но сбился на третьей неделе. А ведь самые хилые студенты гентского университета через пять суток входят в транс, начинают чувствовать токи энергий.

И, как правило, спустя полмесяца устанавливают крепкую связь с ядром, принимаются разучивать Знаки. У недомерков же сдвигов вообще не наблюдалось. Из сотни молодняка выбрал лишь двоих, и они действительно подходили. Ответа Птиц не знал. Пробовал различные техники обучения, искал зацепки. И порой ему казалось, что нащупал путь, но всякий раз ошибался, усилия пропадали пропадом. Так может пора плюнуть и выразить Вельдру сожаление?!

Тем более и взялся больше из политических мотивов. Засомневавшись, Ирн украдкой посмотрел на гнома. И словно в ответ сквозь полог ветвей пробился узкий солнечный лучик. Пощекотал лицо коротышки, перепрыгнул на ткань скромной рубахи, облегающей широченные плечи, пробежался по рельефной мускулатуре рук. За пятном света тут же погналась мелкая муха, но промазала и запуталась в короткой и черной как смоль бороде, отчаянно зажужжала. Недомерок напрягся, стараясь не обращать внимания на насекомое.

Но через минуту не выдержал и распахнул глаза, виновато вздохнул:. В карих глазах плескалась настолько искренняя мука, что Птицу стало стыдно за желание все бросить. Маг подавил ответный вздох, беззвучно произнес: Помедлил и добавил вслух, ровно и максимально мягко:.

Шмыгнул носом и обернулся к сидящему поодаль сородичу: Голова как валун, а челюстью можно пробивать стены, запястья толще бычьей ноги.

Вспыльчивый задира, каких поискать. Да и имечко соответствовало: Дьярви, что с гномьего — смелый. Но как маг он умел меньше товарища. Хотя чего греха таить, посмотреть-то было на что. У кромки леса слышался треск, хлопки, Витар расстреливал маленькими шаровыми молниями деревянную колоду.

Чуть дальше пятеро учеников чертили на земле разнообразные фигуры. Вслед за острыми палочками тянулись дорожки пламени, из травы били ручьи, прорастали цветы и ледяные кристаллы, в воздухе проявлялись фантомные образы хрупких дворцов. С другой стороны веяло неприятными запахами кислот, серы, пара ребят возилась с колбами и ретортами, переносными жаровнями. Детективы Боевики Дамский детективный роман Детективная фантастика Детские остросюжетные Иронические детективы Исторические детективы Классические детективы Криминальные детективы Крутой детектив Маньяки Медицинский триллер Политические детективы Полицейские детективы Прочие Детективы Техно триллер Триллеры Шпионские детективы Юридический триллер.

Легенды безымянного мира [5]. И видимо в моих глазах отразилось нечто такое, что тот, помолчав, нехотя ответил: Мы создали эту магию, она подчиняется нам. Делали эдакие ключи, маркеры… В виски вместе с кровью застучалась дикая догадка. Огромный звероватый мужик поперек себя шире. Одежда — простая рубаха и полотняные порты, стоптанные ботинки.

Из-под ворота выпирали клочья густой шерсти, щеки в недельной щетине. Голова как тяжелый валун, лицо мрачное и хищное…. Даже на первый взгляд парочка казалась весьма странной.

Первый мужчина внешностью и манерой держаться чем-то напоминал сказочного эльфа, второй же смахивал на матерого оборотня. Судя по пыли на одежде, путь проделали немалый. У седел виднелись притороченные объемистые тюки, на поясах короткие кинжалы… Если бы Лэнс встретил путников десяток лет назад, то не колеблясь признал бы небогатых торговцев.

Но сейчас… Мрон их знает, кто такие. Стражники довольно грамотно окружили незнакомцев, ощетинились копьями. Но, судя по бледным лицам и круглым глазам, изрядно трусили. Дормут мгновенно оценил обстановку, пристально посмотрел на толстого мужика. Тот перехватил взгляд, широко ухмыльнулся и будто невзначай показал длинные белоснежные клыки… Действительно, зверомаг.

И без того поганое настроение стало еще хуже. Лэнс нахмурился, принял из рук старшего воина подорожную. Пробежался взглядом по строчкам, пожевал губами. Судя по документу, братья Борл и Анджей Иски везут изъятый на восточной границе контрабандный товар, дабы сдать в государственное хранилище.

Но одной печати, правда, не достает. Причем не самой-то и важной. Морочиться с пришлыми не хотелось, но порядок… м-да, и утреннее происшествие…. Посмотрел сверху вниз, изогнул губы в холодной улыбке: Везем конфискованный товар с восточной границы. Требую, чтобы нас пропустили. Нас отправили, чтобы восполнить недостачу. Сержант, мы государственные служащие. Я подам жалобу в мэри… в городской Совет. А я стану выполнять предписание коменданта. Будете сидеть, пока не придет человек из Тайной Службы.

Воздел руку в примирительном жесте, нахмурился. У людей свои обязанности… Простите, сержант. Мы три дня в дороге, немного притомились. Если не возражаете, я предъявлю товар для досмотра.

Последняя фраза была сказана несколько иным тоном, адресовалась исключительно Дормуту. Лэнс чутко уловил намек, помедлил в сомнении: Но столкнулся с ясным взглядом толстяка и неожиданно для себя коротко кивнул, направился обратно в сторожку. Борл снял один из тюков, тяжело спрыгнул со скакуна и пошел следом. Быстро сориентировался в полумраке, рванул завязки и вывалил на расшатанный стол содержимое.

Точно… хлопок отличной работы. С цветным узором, нарядный и красочный. Небывалая роскошь во времена, когда и самые зажиточные ходят в груботканых дерюгах. Вновь недоверчиво потрогал полотно, судорожно сглотнул.

Мрон, а ведь внучки сроду в таком не ходили… Старик быстро оглянулся и убедился, что лишних ушей рядом нет. Нервно потеребил усы, принял почти полузабытую игру: Отвернулся, словно выискивая что-то. Краем глаза заметил, что зверомаг наполняет тюк соломой с пола, почувствовал удовлетворение — свой мужик, из старичков. Что ж, милейший, пойдемте обратно. Думаю, решим наш спор полюбовно. Закинул сверток на плечо, встал в дверях и с наслаждением вздохнул.

Подождал, пока старик спрячет ткань под матрас, не спеша направился к лошади. Стражники и спутник Борла встретили зверомага кислыми взглядами. Первые, очевидно, растеряли апломб после вмешательства начальника. Второй изображал гуляющего по парку вельможу, но наблюдал за происходящим с плохо скрываемой тревогой. Отдал оборотню подорожную, грозно нахмурился. Уверенность стражей окончательно поколебалась. Каждый прекрасно понимал, как может досадить злобный старый сержант.

И потому после некоторых раздумий воины расступились, подняли копья. Борл ослепительно ухмыльнулся и не спеша прошел в ворота. Лицо непроницаемое, но в глазах светились недоумение пополам с удивлением. Путники растворились среди домов и улиц, обратились в черные точки на фоне серых зданий и мостовой. Воины разошлись по местам, мгновенно забыли о происшествии. И лишь старый сержант продолжал смотреть на удаляющихся гостей Гента….

Странно, но после проделанного Дормут начал испытывать тревогу. Нет, не угрызения совести… подобное чувство чуждо стражу с сорокалетним опытом… именно тревогу. Борл показался смутно знакомым. Словно давным-давно Лэнс видел оборотня. Впрочем, старик тут же вспомнил о рулонах замечательного хлопка, спрятанных под матрацем. Мысли плавно перекинулись на способы незаметной доставки сокровища домой, беспокойство ушло в иное русло. Сержант махнул рукой, развернулся и пошел в сторожку.

Внучки будут рады подарку, остальное чепуха. Привязал мерина к столбу. Украдкой огляделся и скорчил злобную рожу. Тох заприметил в проеме дверей худого пожилого мужчину в замызганной робе, поманил рукой. Конюх кивнул, лениво осведомился: Братья скользнули в тихий переулок между обветшавшими домами с желтыми, выщербленными стенами, налегке двинулись к центру города. Старший Альен убедился, что поблизости никого, презрительно хмыкнул:.

Вот потому скифрцы и взяли Лугар…. А насчет продажности… поверь, если бы я предложил деньги, мы бы уже сидели в яме.

Ты уверен, что понимаешь, что происходит? Пока ты в графской постельке нежился, тут людей хоронили после осады. А потом после двух эпидемий чумы подряд, голода и еще нескольких мелких набегов окранцев. Я не зря ткань из тайника достал, сейчас и грубый лен на вес серебра. А о шелке вовсе позабыли…. Что ни день, новые проблемы…. Лицо Аша осталось непроницаемым, но взгляд цепко пробежался по улице. Солнце весело сверкало в маленьких лужицах, что приютились в частых выемках мостовой, свет лился с неба знойным дождем.

Легкий ветерок сбивал со ставен и растрескавшихся стен сухие чешуйки краски. Несколько окон на верхних этажах оказались забиты наглухо, чуть поодаль мрачно возвышался сгоревший дом.

Ближайший садик одичал, зарос хмелем и диким виноградом, превратился в глухую чащу…. Следов разрухи и запустения было не просто много, они виднелись повсюду. А еще в воздухе витала странная смесь запахов прогорклого масла и тюльпанов. Из ближайшей канализации несло отбросами, а с другой стороны вкусно тянуло свежим хлебом. На улице царила тишина… не мертвенная и не зловещая, но сонная и ленивая. Чирикали воробьи, и лаяли псы, хлопало на ветру вывешенное какой-то хозяйкой латаное-перелатаное белье, шуршала листва.

А десять лет назад город бурлил и клокотал. По улицам носились стаи ребятишек, бродили рабочие и студенты, торговцы, музыканты, поэты. Промышленная столица Свободных Земель пестрела цветастыми нарядами. Слышались смех, крики, неуничтожимый гул голосов и грохот промышленного района. Сейчас народу на улице встречалось очень мало. Худые мужчины в рваных робах, измученные женщины в бесформенных платьях.

Хотя нет, в том самом захиревшем садике обосновалась небольшая компания… Двое дрались на самых настоящих мечах, остальные наблюдали молчаливо и внимательно. Оценивали, примеряли на себя, искали ошибки. Взгляды не по годам холодные и жестокие, тела напряженные. Аш наткнулся на угрюмый взор брата, кивнул. Да, Тох абсолютно прав. Для феодального Скифра картина самая обыденная. Но для цивилизованных и демократичных Свободных Земель — оживший кошмар.

Потому власти стоят на ушах, и нашего проводника в чем-то заподозрили. Но я учел этот вариант. Поморщился, отвел взгляд от старушки, которая сидела на скамейке подле ближайшего дома.

Женщина куталась в тряпье, подслеповато улыбалась солнцу. Личико как печеная свекла, десны распухшие и кровоточащие — цинга, болезнь бедняков….

Первый, кто вызвался помочь, да и ресурсами обладает. Руку даю на отсечение — кинулся помогать лишь потому, что засиделся в полевых командирах. Захотел уюта, мягкого кресла и сытости, но перебрал с военной доблестью, оставили мотаться по передовой. Потом намучаемся с этим рубакой, свою линию начнет гнуть.

Важно то, что полковник помогает сейчас…. В нашем положении перебирать глупо, к тому же о Ривзе благосклонно отзывались мои хорошие знакомые. Опытный командир и человек гибкий — понимает, что Свободным Землям необходимы перемены. Прохожие остались далеко, но обонянию оборотня стоило доверять, да и место… стены ушами поросли как трухлявый пень опятами.

Указал на виднеющийся вдалеке приметный тополь, зашагал быстрее. Весточку принесли — люди соберутся вовремя. На лице Аша промелькнула скептическая улыбка, но слова старший сдержал, пожал плечами.

Жизнь — как вода, а дерьмо рано или поздно всплывает. Да и многое зависит от того, что произойдет буквально через час. Хотя удача улыбнуться обязана, готовились долго и тщательно…. Вообще же с возвращения старшего Альена прошло не так много времени. Встреча оказалась судьбоносной, сплотила братьев.

Поначалу желание действовать не выходило за рамки пустых разговоров, но крепло с каждым днем. И постепенно в доме зверомага стали появляться гости: За посиделками с терпким, наваристым чаем стали формироваться отдельные детали дела, план обрел плоть. А потом Тох решился нанести тайный визит в Гент, связался со старыми друзьями и знакомыми оборотнями.

Выяснилось, что недовольных режимом более чем достаточно. Однако выступать открыто боялись — не было предводителей. Альен и Гар спрятали семьи в домике посреди глухого леса. Где хитростью, а где и с помощью добрых людей сумели претворить задуманное в жизнь.

Тщательно спланировали действия, постарались предугадать последствия. Нашли надежного человека — недовольного положением в стране полковника, осторожно намекнули. Тот неожиданно быстро согласился. После череды жарких споров помог с разведданными, сотворил вразумительную историю для открытого посещения Гента и принялся стягивать в столицу разрозненных солдат….

Весеннее солнце вошло в полную силу, начало припекать. Гент вяло отряхнулся после сна, показался живым и дышащим. Людей на улицах прибавилось, со стороны Старого района донеслись редкие удары металла по металлу. Братья неторопливо пошли вдоль улицы, свернули на первом перекрестке и слились с людским потоком. Надолго умолкли, лишь изредка красноречиво переглядывались. На чужаков почти не обращали внимания.

Редко кто присматривался с подозрением. Большинство отводили глаза, занимались сиюминутными делами. Поведение путников казалось как минимум странным… Спрашивается, зачем полчаса кружить по ничем не примечательному спальному району?

В Генте и слепой найдет дорогу, планировка простейшая. Но двое упорно ходили по одним и тем же улицам, присматривались к окнам. Почему-то остановились, когда заметили истлевшую простыню на балконе ничем не примечательного здания. Подошли к одной из многочисленных груд мусора, швырнули серебряную монету в дырявое ведро и торопливо скрылись. В кузнечном районе братья посетили заброшенный механический цех.

Пробыли там ровно пять минут и вышли уже с пристегнутыми к поясам длинными мечами. Преодолели обширную свалку, углубились в Старый город. На одной из узких улочек заметили приземистое здание с подслеповатыми окошками, остановились и переглянулись. Во все стороны растекался густой запах пивного кисляка. Аш ухмыльнулся, сделал галантный жест — после вас. На пороге чужаки постояли, осмотрелись и дали оглядеть себя, привыкли к сумраку и затхлому воздуху.

Быстро убедились, что посетителей немного и опасности они не представляют, направились прямиком к угловому столу. Высокому пожилому мужчине, который восседал за ним, пришлось потесниться. Но незнакомец не протестовал, только бросил быстрый взгляд поверх кружки и вновь спрятал глаза. Тох подхватил одну из посудин, которую притащил традиционно толстый трактирщик, степенно влил в глотку содержимое.

Аш лишь пригубил, но сразу поморщился и отставил в сторону — густой горький портер, казалось, смешали с угольной пылью и приправили перебродившими помоями. Вместо того чтобы выпить, старший Альен окинул соседа изучающим взглядом, изобразил вежливую улыбку…. Мужик оказался жилистым и угловатым, с костистым лицом, будто вырезанным из гранита: Выражение лица нарочито сонное, движения ленивые, призванные наряду с ветхой одеждой ремесленника скрыть фигуру и повадки бывалого воина. Получалось у него плохо, ибо случайные выпивохи неосознанно держались на приличном расстоянии.

Мужчина понимал это, но ничего поделать не мог — колючая аура, таящая опасность, ощущалась почти физически. А те, что ненароком забрели, услыхать не могут… далеко. Сами понимаете… в случае неудачи мне терять больше. Нам, кстати, именно это и грозит. Ты в заварухе не участвуешь или передумал?

А для очередной драки я, пожалуй, слишком стар. Оставляю лавры победителей вам…. Проигнорировал угрюмый взгляд оборотня и болезненный пинок под столом, улыбнулся шире. Чуть откинулся на лавке, прицельно взглянул на старшего Альена.

Но, не дождавшись какой-либо реакции, расслабился и добавил примирительно: Люди ждут в центре… и ваши, и мои. Достаточно подать условный сигнал. Собственно, лишь потому и назначил встречу, чтобы передать лично.

Да и в штаб вызывали по мелочи, нужно поддержать видимость…. Полковник пошарил за пазухой, положил на столешницу небольшой цилиндрик из прессованного пергамента с приделанным к одному концу шнурком — малая войсковая ракетница, которая используется для подачи сигналов. Селитра, немного серы и футляр, никакой магии. При нужде можно подкрасить пламя определенными составами, чтобы свои не спутали….

Переглянувшись, братья чуть заметно кивнули друг другу. Хорошая идея, фейерверк надежней любого пароля: Тох спрятал цилиндрик за поясом, поинтересовался:. Тот клацнул челюстью, потер лодыжку и подарил брату негодующий взгляд. И дураку понятно, что вандалы, разбившие статую, из города сразу испарились. Но бдеть положено, работа такая… Ладно, ребята. Увиделись, поговорили и дело сделали. Лениво потянувшись, Ривз поднялся со скамейки и аккуратно прошел вдоль стеночки. Кинул монету трактирщику, изобразил на лице четко выверенное выражение дружелюбия и, кивнув братьям, скрылся за дверью.

Душераздирающе скрипнули петли, вспыхнул золотистый солнечный пожар, и трактирный зал вновь погрузился в привычную тишину, душный сумрак. Аш долго смотрел на дверь, о чем-то размышлял, хмурился. Оборотень поначалу тоже задумался, потом хитро скосил глаз и тихонько уволок кружку брата, ополовинил одним молодецким глотком….

Послышались бульканье и придушенный кашель, оборотень похлопал себя по груди и с удивлением глянул на Аша. И в Антраж бежит не зря. Если победим, притащит в столицу полк и раструбит, что именно он возглавлял переворот. Едва появится намек на поражение, опять-таки нагрянет в блеске славы, дабы покарать нечестивых повстанцев… Как ни глянь, удобная позиция, и шкура цела.

Поболтал остатками портера, опрокинул залпом. Мы бы и сами смогли провернуть дело, в Генте больше моих сторонников. Но время бы потеряли, да и получилось бы не так стройно… Не ломай голову, брат. Что могли сделать, сделали. А с Ривзом разберемся потом, никто змею на груди пригревать не собирается. Грохнул кружкой по столешнице, поднял зад со скамейки и блаженно потянулся: Старший Альен лишь фыркнул — брата не изменить. Аккуратно встал из-за стола, расплатился с трактирщиком. Вместе вышли на крыльцо, постояли немного, наблюдая за жидким одиноким облачком в небе.

Тох пыхтел трубкой, Аш просто думал, пытался проникнуть разумом в будущее…. Первым очнулся оборотень, выбил и спрятал трубку за пояс, махнул лапищей: Братья пересекли улицу, направились прямиком к центру города. Дважды путников останавливали наряды стражи, проверяли документы. Хмурились, чесали затылки и водили пальцами по строчкам. Но быстро теряли интерес к заезжим служащим, отпускали.

Однажды Ашу показалось, что за ними следят. Позади как привязанный плелся какой-то красномордый мужик, в точности повторял путь чужаков. Но едва бывший граф захотел сказать об этом Тоху, прохожий растворился в серости толпы и исчез… Нет, точно померещилось. Не припомню, чтобы в Генте кому-то поклонялись. Распевая заунывный речитатив, из ближайшего переулка потянулась длинная процессия в черных одеждах. Мужчины и женщины различных возрастов, закутанные в тяжелые балахоны. Лица отрешенные, в глазах туман… Колонна двигалась не спеша, изгибалась змейкой.

Создавалось впечатление, что народ оплакивает кого-то. Но гроба не было видно, да и в руках вместо цветов пестрели вымпелы с непонятными значками. Тох глухо зарычал, сплюнул с бешенством. Схватил брата за плечо и увлек прочь. Через десяток шагов немного расслабился, буркнул:. Взглянул на удаляющуюся колонну, побледнел. Думаю, скоро и за людей возьмутся, если не остановить.

Разрушение монумента только подстегнуло. Дуракам мерещится, что бог недоволен — крови мало. Улицы перетекали одна в другую. Мимо проплывали дома, ограды, фонарные столбы. И чем дальше, тем здания становились выше, ухоженнее. Дорога обратилась в широкий проспект, среди зелени парка показались знакомые очертания университетских корпусов. Мимо все чаще пробегали студенты.

Молодые ребята в строгих мантиях аколитов. И заметно — боевых не в пример больше, чем мирных. Документы спросили еще три раза. Изучали мельком, и путники благополучно двигались дальше. Вскоре показались обширная площадь, малый парк и городской Совет. Людей было не так много, как опасались, но и немало: В казарму и здание Канцелярии стояли целые очереди. Доносчики, жалобщики и воины, которые желали послужить славному Генту…. Оборотень прищурился, прошелся взглядом по площади, глянул на крыши окрестных домов.

Чуть напрягся, толкнул старшего локтем в бок. Остановился посреди площади и сделал вид, будто обронил монету, шепнул: В парке и вокруг здания, стрелки тоже собрались…. Быстрый осмотр показал правоту брата. Десяток мужиков правили стену ближайшего здания, стучали молотками и мешали раствор.

Странно, но на фоне худых, как лучины, горожан эти выглядели довольно откормленными. Один такой же могучий и широкоплечий, как Тох, другие по-волчьи статные и поджарые. Да и движения уж очень легкие и плавные… Оборотни — смекнул маг-строитель, когда заметил характерные желтоватые искорки в глазах. В переулке рядом с рабочими ошивался невзрачный мужчина в потрепанных латах. По виду — бывалый воин и вроде как кандидат в стражи закона.

Но взгляд настороженный, в позе и движениях сквозило напряженное ожидание. Да и позиция удобная, рядом с площадью много закрытых двориков и длинных извилистых переулков — можно спрятать средних размеров армию… что наверняка и сделали, а одиночка служит дозорным. На крышах тоже мелькали люди, делали вид, что меняют черепицу. Одежда простая, рабочая, но выправку не спутать…. Взгляд бывшего графа зацепился за здание Совета. За десять лет постройка практически не изменилась: А у крыльца по-прежнему восседали уродливые каменные горгульи, пялились пустыми бельмами в пространство.

Парочка простейших плетений подсказала, что защита еще активна. Аш дернул уголком рта, размял пальцы. Чародеи, которые накладывали заклятия, сделали работу на совесть. Хотя халтура тоже имелась. Кое-где потоки были нестабильными, чересчур узкими. А в парочке мест виднелись скопления уравновешивающих узлов.

Крепкие, но, если разрезать диссонансным импульсом, общий контур станет частично проницаемым. Да и некий молодой маг-механик преподал выскочке-графу отличный урок: И теперь следовало дождаться команды младшенького…. К тому же люди полковника ненадежны, я специально попросил приятелей-оборотней подобрать подкрепление….

Сохраняя непроницаемое выражение лица, Тох неторопливо достал из-за пояса ракетницу. Секунду помедлил и решительно дернул шнур. Зашипело и затрещало, хлопнуло. К небу взлетел багровый шарик огня. На миг завис в вышине, распался искрами и потух. Старший Альен боковым зрением заметил наряд стражи, который направился в их сторону, напрягся. Хоть знаете, где находитесь?..

Воины окружили, нацелили острия алебард на чужаков. Разозленный командир явно почувствовал себя хозяином положения, сложил руки на груди и посмотрел исподлобья. Но зверомаг ничуть не смутился, продолжал улыбаться. Старший Альен невольно схватился за рукоять клинка, осторожно осмотрелся. Грамотно взяли в клещи, да и оружие готовы применить.

Хотя забрала подняты, от людей в одежде ремесленников многого не ждут… Вырваться будет трудновато, однако брат дразнит не зря. Периферийным зрением Аш заметил, что к ним спешат еще два мелких отряда стражей. Народ у Канцелярии и казарм наблюдал с сонным интересом, а в подворотнях и на крышах чувствовалось смутное движение… Правильно, соратникам требовалось время.

И ради того чтобы отвлечь стражу, стоило рискнуть шкурами. Принялся копаться за пазухой, неторопливо обшарил каждый карман. И когда командир начал закипать, изобразив удивление, вытащил свиток из тубуса на поясе. Наклонился и поманил воина пальцем, сказал таинственно: Насколько чувствовал Аш, бойцы изрядно расслабились. Алебарды не опустили, но следили за препирательствами с неподдельным любопытством.

Те, что подбежали позже, теперь стояли невдалеке и откровенно посмеивались над незадачливым сержантом. Парня определенно не любили… да и кто полюбит эдакого блюстителя порядка? Правилам следует, брагу не пьет, еще и на своих, видать, стучит регулярно. За спинами первого наряда явственно прозвучали смешки, едва сдерживаемое хрюканье и шепоток. Белобрысый на секунду изменился в лице, немедля решил подыграть, чтобы не потерять достоинство.

А потом я тебя и твоего приятеля в темницу упеку. Если заговор сработает, отпущу… через недельку. Нет — будете месяц городские улицы мести и нужники казарменные чистить…. Судя по всему, сержант хотел добавить еще что-то нелицеприятное. Но тут с края площади долетели испуганные вопли, оханье, удары и скрежет железа.

В утренней слегка сонной тишине особенно громко и страшно застучали тяжелые осадные арбалеты… а уж этот звук знает любой воин, ежится при воспоминании… звук безжалостной смерти, которую несет наконечник тяжелой стальной стрелы.

Коня вместе с рыцарем пробивает навылет, а если арбалетов много, любое поле сражения превращается в братскую могилу…. Ашу было странно наблюдать за разворачивающимися событиями. Когда сам бьешься плечом к плечу с остальными, все видишь иначе, редкими урывками: Вокруг шум, бурлит человеческое море.

Но боль и смерть далеко, и ты словно бесплотный зритель ужасного спектакля…. Пока брат ломал комедию и приковывал внимание стражей, старший Альен наблюдал, как из переулков, подобно мутным потокам, хлынули воины. Стальными ручьями разлились вширь, умело построили стену щитов и перекрыли выходы с площади. Отдельные отряды перегородили дорогу к казармам, направили малые арбалеты на растерявшихся стражей. Кое-кто из верных городу успел сообразить, что происходит, жидкие группки рванулись наперерез пришлым.

Но тут небо прорезали короткие росчерки, болты высекли искры на мостовой… и храбрецы замешкались, утонули в волне атакующих. Толпа у ворот Канцелярии мгновенно рассосалась, перепуганные горожане попрятались кто куда: Все произошло настолько стремительно, что никто ничего толком не сообразил.

Но праздновать победу было рано, ибо из казармы тоже полетели стрелы и даже сверкнула одинокая молния. Стражники быстро очнулись, принялись строить клин. И хотя проиграли, еще не вступив в бой, упрямо рвались умереть… А вот середина площади почему-то оказалась почти пустой, не считая Альенов и пары десятков обескураженных воинов.

Последние крутились на месте, испуганно грозили алебардами, перекрикивались. Давешний сержант выпучил глаза и побледнел. Но потом сразу побагровел, открыл рот для приказа и рванулся в сторону, позабыв о жалких шутниках-служащих… Зря. Тох поймал дурака за грудки, подтянул к себе. Командир задушенно квакнул, затрепыхался и попытался уклониться от зубастой пасти, от сверкающих желтым голодным пламенем глаз.

Зверомаг ухмыльнулся, прорычал жизнерадостно:. Тяжелый кулак уверенно припечатал щеку, отбросил сержанта прямо на подчиненных. Воины неловко попадали, образовалась куча мала. Но командир откатился дальше.

Встал на четвереньки, очумело затряс головой и сплюнул кровь пополам с белым крошевом…. Оборотень победно взревел, несколькими оплеухами расшвырял тех, кто еще стоял на ногах. Высоко подпрыгнул, обрушился на подоспевших бойцов. А когда вырвался из толпы, от добродушного и грузного мужчины ничего не осталось. Очевиден вектор нравственного вос-хождения героев и обретения ими истинного пути через призму выпавших на долю испыта-ний. Огромным достоинством романа является подлинность, граничащая с документально-стью, исторического фона, на котором разворачивается семейная драма.

Нельзя не отметить и блестящее мастерство писателя, его великолепный русский язык, что ставит произведение на уровень великих мастеров русской классической литературы. Her wishes seem to be unenforceable because it is impossible to change centuries-old way of life.

Elena give married unloved man, she helps her husband in farming and trade, but the hot nature craves for more. Suddenly found one, which, as it seemed, she had dreamed of for so long, and which can transform the life of Elena in celebration. It takes several years, during which Elena is experiencing many grievous losses, disappointments, before it comes to understanding and remorse. In parallel, a love drama of the heroine, the author shows the complex fate of her family and fellow villagers.

Passed through the crucible of trials and losses, the heroes become stronger in thought that the basis of human life is family and faith, and native land, which gives strength and support. The novel is distinguished by its special intonation and will interest a wide circle of readers. Мне очень понравились все книги серии по игре Аллоды, очень интересные, хотелось бы продолжения!

Удивительно, но - факт! Сааковой , предусмотрена мера уголовного наказания в виде лишения свободы на срок до лет! Светлая память о павших за Родину в г. Красная Горбатка и Лоев, e-mail: Автор либо очень молод и не владеет реальной ситуацией о межнациональных конфликтах конца х либо имеется в виду альтернативный СССР. Сумгаитскую резню 88 года заменяет Бакинской 90 года, а в 90 году армян там уже и не было.

Да и и молчит о её причинах и основных организаторах и это не КГБ, республиканские просто смотрели, а центральный аппарат - боялся вмешатся. Также не знает, что в середине х цыгане еще наркотой открыто не торговали - это пошло лет на позже. Особо умилило, как он описывает географию Днепропетровска - где напротив Высшего ракетно0артиллерийского училища войск ПВО находится общага универа. На самом деле общаги универа расположены в паре км от данного училиша. А особо про честных украинцах.

Также снова жупел "ядерной зимы" - это уже даже не смешно и здесь же рассуждения о неправильной науке. Особо смешны рассуждения о квантовой физике и почему нет лазерного оружия - пусть читает выступления Президента РФ.